Защита чести, достоинства и деловой репутации

Моя апелляционная жалоба на решение районного суда была удовлетворена, а клиент доволен

33-1538/2018 судья Кузнецова Г.Н.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

                                        г.Рязань

27 июня 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда в составе:

председательствующего Красавцевой В.И.,

судей Споршевой С.В., Рогозиной Н.И.,

при секретаре Караульных М.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Пантелеевой Татьяны Васильевны на решение Скопинского районного суда Рязанской области от 11 апреля 2018 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Пантелеевой Татьяны Васильевны к Смазновой Марии Алексеевне о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании денежной компенсации морального вреда – отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Споршевой С.В., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Пантелеева Т.В. обратилась в суд с иском к Смазновой М.А. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании денежной компенсации морального вреда.

В обоснование иска истец указал, что в ходе рассмотрения мировым судьей судебного участка № 32 судебного района Скопинского районного суда Рязанской области гражданского дела по иску Смазновой М.А. к Пантелееву В.А. (сыну истца) об изменении порядка выплаты алиментов на возражения Пантелеева В.А. против иска, в которых тот указал на то, что он осуществлял уход за Пантелеевой Т.В., так как она не могла двигаться после перенесенного заболевания, ответчик представил письменный отзыв, в котором указал: «его мать, Пантелеева Т.В., свое заболевание получила, находясь на своем рабочем месте в результате привлечения ее сотрудниками полиции г.Москва к уголовной ответственности по факту получения взятки со своих учеников».

Истец полагает, что распространенные Смазновой М.А. сведения порочат ее честь, достоинство и деловую репутацию, причиняют ей нравственные и физические страдания.

По указанным обстоятельствам Пантелеева Т.В. просила суд: признать сведения, указанные в отзыве на возражения ответчика Пантелеева В.А. на исковое заявление об изменении порядка выплаты алиментов, подписанном Смазновой М.А. 01 февраля 2018 года и направленном в судебный участок № 32 судебного района Скопинского районного суда Рязанской области, в отношении Пантелеевой Т.В., а именно: «его мать, Пантелеева Т.В., свое заболевание получила, находясь на своем рабочем месте, в результате привлечения ее, сотрудниками полиции г.Москва к уголовной ответственности, по факту получения взятки со своих учеников» не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Пантелеевой Т.В.; обязать Смазнову М.А. представить в судебный участок № 32 судебного района Скопинского районного суда Рязанской области опровержение о том, что сведения, указанные ею в отзыве на возражения ответчика Пантелеева В.А. на исковое заявление об изменении порядка выплаты алиментов, подписанном Смазновой М.А. 01 февраля 2018 года, не соответствуют действительности; взыскать со Смазновой М.А. в пользу Пантелеевой Т.В. денежную компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей. Также истец просил взыскать с ответчика судебные расходы по оплате за составление искового заявления в размере 3000 рублей 00 копеек.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе Пантелеева Т.В. просит решение отменить и вынести новое решение, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, неправильном распределении обязанности по доказыванию юридически значимых обстоятельств, возложив на истца обязанность доказать, что оспариваемое высказывание не имело под собой никаких оснований, было продиктовано намерением причинить ей вред, факт наличия злоупотребления правом со стороны Смазновой М.А., суд не учел длительный стаж педагогической деятельности истца, неоднократного награждения, в том числе грамотой Министерства образования РФ, благодарностью Председателя Всероссийского педагогического собрания, что к уголовной ответственности Пантелеева Т.В. никогда не привлекалась, в отношении нее не возбуждались уголовные дела, также суд не принял во внимание, что ответчик имеет высшее юридическое образование, работала в органах полиции, судебных приставов, судебных органах, имеет близких родственников в органах прокуратуры; судом был нарушен принцип состязательности, поскольку незаконно отказано в приобщении к материалам дела аудиозаписи, из содержания которой следует, что Смазнова М.А. сообщает, что оспариваемые сведения ей стали известны от директора школы, в которой работал истец.

В письменных возражениях Смазнова М.А. просит решение суда оставить без изменения, полагая, что факта распространения сведений с её стороны не было, представленные истцом грамоты датированы более ранним периодом, доказательств причинения морального вреда истцом не представлено, что ответчик не работал в судебных органах и не имеет близких родственников в органах прокуратуры, аудиодиск является недопустимым доказательством, так как его происхождение неизвестно, сын истца приезжал к ответчику и добровольно разговаривал с ответчиком, доводы апелляционной жалобы надуманны и продиктованы неприязненными отношениями.

В суд апелляционной стороны не явились, о слушании дела извещены. В письменном заявлении Смазновой М.А., поступившем по почте, содержится просьба о рассмотрении дела в ее отсутствие, так как заболел ребенок. Однако заявление не подписано. На основании ст.167 и ст.327 ГПК РФ судебная коллегия находит возможным рассмотрение дела в отсутствие сторон.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит обжалуемое решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что при рассмотрении мировым судьей судебного участка № 32 судебного района Скопинского районного суда Рязанской области дела по иску Смазновой М.А. к Пантелееву В.А. об изменении размера алиментов Смазнова М.А. на возражения Пантелеева В.А. о его материальном положении, связанном с вынужденностью ухода за тяжело больной матерью Пантелеевой Т.В., Смазнова М.А. в письменном виде сообщила суду о том, что "свое заболевание его мать Пантелеева Т.В. получила, находясь на своем рабочем месте в результате привлечения ее сотрудниками полиции г.Москва к уголовной ответственности по факту получения взятки со своих учеников".

Суд первой инстанции установил, что факт распространения указанных сведений имел место, он не соответствует действительности, поскольку Пентелеева Т.В. не привлекалась к уголовной ответственности.

Вместе с тем, на истца судом была возложена обязанность представить доказательства того, что оспариваемое высказывание Смазновой М.А. не имело под собой никаких оснований, было продиктовано намерением причинить вред Пантелеевой Т.В., то есть имело место злоупотребление правом со стороны Смазновой М.А. (п.1 и п.2 ст.10 ГК РФ).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, районный суд исходил из того, что таких доказательств представлено не было, в связи с чем пришел к выводу о том, что в данном случае Смазнова М.А., допустив оспариваемое высказывание в отзыве на возражения ответчика по гражданскому делу, таким образом, защищала интересы своего несовершеннолетнего ребенка, полагая, что это обстоятельство имеет значение для рассмотрения дела. Также суд посчитал, что в данном случае это высказывание не было безосновательным, поскольку сделано оно было в ответ на доводы Пантелеева В.А. о невозможности уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего сына в связи с тяжелой болезнью матери, в связи с чем оснований для привлечения Смазновой М.А. к гражданско-правовой ответственности по ст.152 ГК РФ не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам находит выводы суда первой инстанции основанными на неверном применении норм материального права, регулирующие спорные правоотношения.

Согласно п.1 ст.152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005г. № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Согласно разъяснениям в п.9 указанного Постановления, в силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В силу разъяснений в п.10 того же Постановления статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям в п.11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005г. № 3 судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из дела следует и установлено судом первой инстанции, что ответчик Пантелеева В.А. распространила сведения в отношении Смазновой М.А., которые носят характер порочащих, и которые не соответствуют действительности. Указанные факты не оспаривались сторонами по делу в ходе рассмотрения настоящего спора.

Вывод суда о том, что не соответствующие действительности и порочащие сведения в отношении Пантелеевой Т.В. были высказаны Смазновой М.А. в ходе рассмотрения гражданского дела в целях защиты интересов её несовершеннолетнего ребенка, и не является злоупотреблением правом со стороны Смазновой М.А., является ошибочным.

Как следует из объяснений сторон, представленных письменных доказательств и объяснений свидетелей, допрошенных в суде первой инстанции, Смазнова М.А. обращалась к мировому судье с иском к Пантелееву В.А. с иском об изменении размера алиментов, взыскиваемых на содержание несовершеннолетнего ребенка. Порочащие истца сведения, не соответствующие действительности, распространены Смазновой М.А. в рамках рассмотрения данного дела.

Вместе с тем, Пантелеева Т.В. не являлась нарушителем прав Смазновой М.А. или ее несовершеннолетнего ребенка в рамках рассмотрения иска об изменении размера алиментов.

По смыслу положений ст.10 ГК РФ защита своих прав и прав своего несовершеннолетнего ребенка допускается только в пределах недопущения нарушений прав иных лиц.

Тем не менее, Смазнова М.А., защищая права своего несовершеннолетнего ребенка в рамках поданного ею иска к мировой судье к Пантелееву В.А., допустила нарушение прав Пантелеевой Т.В. – матери Пантелеева В.А., которая не имеет никакого отношения к нарушению прав несовершеннолетнего ребенка Смазновой М.А. по указанному делу. Правомерных оснований для допущенных ею высказываний в адрес Пантелеевой Т.В. при рассмотрении иска Смазновой М.А. к Пантелееву В.А. об изменении размера алиментов не имелось. Факт привлечения к уголовной ответственности Пантелеевой Т.В. за получение взяток со своих учеников не относился к рассматриваемому мировым судьей делу и не являлся юридически значимым по вопросу об увеличении размера взыскиваемых алиментов с Пантелеева В.А. и не мог каким-либо образом повлиять на исход данного дела.

С учетом изложенного, у Пантелеевой Т.В. имеется право защитить свои права в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Распространенная Смазновой М.А. информация не относится к субъективному мнению, поскольку содержит в себе сообщение о факте совершения Пантелеевой Т.В. преступления.

Принимая во внимание, что факт распространения сведений, порочащих честь достоинство и деловую репутацию истца, не соответствующих действительности не оспорен в суде первой инстанции и указанный вывод суда, изложенный в решении, не обжалуется кем-либо из сторон, требования истца о признании сведений о получении Пантелеевой Т.В. заболевания на своем рабочем месте в результате привлечения её сотрудниками полиции г.Москва к уголовной ответственности по факту получения взятки со своих учеников не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинства и деловой репутации Пантелеевой Т.В. и возложении обязанности на ответчика опровергнуть указанные сведения способом, которым эти сведения были распространены, подлежат удовлетворению.

Разрешая исковые требования о взыскании компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции исходит из положений ст.151 и ст.1101 ГК РФ, а также учитывает разъяснения в п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", согласно которым компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и иные заслуживающие внимания обстоятельства; при этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду, а также правовую позицию, указанную в п.18 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016г., согласно которому, в соответствии со статьей 151, пунктом 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации определяется судом, при этом суд не связан той величиной компенсации, на которой настаивает истец, а исходит из требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов, предполагающих баланс интересов, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения, а также то, что при определении размера подлежащей взысканию с ответчика денежной компенсации морального вреда, суды обычно принимали во внимание характер и содержание спорной публикации, способ и длительность распространения недостоверных сведений, степень их влияния на формирование негативного общественного мнения о лице, которому причинен вред, то, насколько его достоинство, социальное положение или деловая репутация при этом были затронуты, другие отрицательные для него последствия, а также в некоторых случаях и его индивидуальные особенности (например, возраст и состояние здоровья), учитывали и показатель уровня жизни населения в конкретном регионе - прожиточный минимум в субъекте Российской Федерации.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, не соответствующие действительности, были распространены в рамках рассмотрения гражданского дела мировым судьей, имели ограниченный круг распространения; характер распространенных сведений; факт длительного педагогического стажа истца, его неоднократного награждения в связи с осуществлением педагогической деятельности; инвалидность истца и наличие у Пантелеевой Т.В. кардиологического заболевания; факт того, что после того, как она узнала о факте распространения порочащих сведений, она вынуждена была обратиться за медицинской помощью в связи с обострением имеющегося у нее заболевания, что подтверждается картой вызова скорой медицинской помощи; поведение ответчика и факт принесения Смазновой М.А. извинений истцу в судебном заседании 11 апреля 2018г., пояснения ответчика об отсутствии намерений оскорбить Пантелееву В.А., а также требования разумности и справедливости, и находит возможным взыскать с ответчика в пользу истца с учетом всех заслуживающих внимание обстоятельств денежную компенсацию в размере 10000 руб.

С учетом положений ст.98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающих возмещение стороне, в пользу которой состоялось решение суда, с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса (ч.1), и о распределении судебных расходов в случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение (ч.3), требования истца о взыскании с ответчика судебных расходов на составление иска в размере 3000 руб., подтвержденных квитанцией от 19 февраля 2018г. (л.д.23) подлежат удовлетворению.

Кроме того, в силу ч.1 ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Из материалов дела усматривается, что истец в связи с наличием инвалидности 2 группы был освобожден от уплаты госпошлины при подаче иска в силу подпункта 2 пункта 2 ст.333.36 Налогового кодекса Российской Федерации, следовательно, госпошлина в размере, установленном подпунктом 3 п.1 ст.333.19 Налогового кодекса Российской Федерации, - в сумме 300 рублей подлежит взысканию с ответчика в доход местного бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328,329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Скопинского районного суда Рязанской области от 11 апреля 2018 года отменить.

Вынести новое решение, которым исковые требования Пантелеевой Татьяны Васильевны к Смазновой Марии Алексеевне о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании денежной компенсации морального вреда удовлетворить.

Признать сведения, указанные Смазновой Марией Алексеевной в отзыве на возражения ответчика Пантелеева В.А. на исковое заявление об изменении порядка выплаты алиментов, направленные в судебный участок № 32 судебного района Скопинского районного суда Рязанской области, в отношении Пантелеевой Татьяны Васильевны, о том, что Пантелеева Т.В. свое заболевание получила в результате привлечения ее сотрудниками полиции г.Москва к уголовной ответственности по факту получения взятки со своих учеников, - не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Пантелеевой Татьяны Васильевны.

Обязать Смазнову Марии Алексеевну предоставить в судебный участок № 32 судебного района Скопинского районного суда Рязанской области опровержение с указанием о несоответствии действительности сведений о том, что Пантелеева Т.В. получила свое заболевание в результате привлечения ее сотрудниками полиции г.Москва к уголовной ответственности по факту получения взятки со своих учеников.

Взыскать со Смазновой Марии Алексеевны в пользу Пантелеевой Татьяны Васильевны компенсацию морального вреда в размере 10000 (десяти тысяч) рублей и судебные расходы на оплату составления искового заявления в размере 3000 (трех тысяч) рублей.

Взыскать со Смазновой Марии Алексеевны в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300 (триста) рублей.

Председательствующий